Михаил Ходорковский и Юрий Деточкин

ТОРЖЕСТВО ВСЕВИДЯЩЕГО ВЕРТУХАЯ

Khodorkovsky

То, что российский президент объявил о возможности амнистии самого известного политзэка страны, стало сенсацией дня 

Лилиана БЛУШТЕЙН, Амбуаз, Франция

Фото: Wikipedia, PressCenter of Mikhail Khodorkovsky and Platon Lebedev / Пресс-центр Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Я буду искренне рада освобождению моего соплеменника (да простят меня ревнители чистоты крови и установок Галахи, сына Бориса Моисеевича Ходорковского я могу считать, прежде всего, евреем; таковым он является – отнюдь не по паспорту, — и для тех, кто его упрятал за решетку).

Рада, что родители увидят сына и смогут его обнять.

Рада, что испытания тюрьмой останутся для Михаила хоть и очень мрачным, но все-таки прошлым.

Но читая сообщения об амнистии, я задаю себе вопрос: а можно ли эту радость назвать чистой? Увы, почему-то от всей этой суеты отдает какой-то казенщиной. От заявлений высокопоставленных особ государства российского на версту разит гэбэшным духом. Так и кажется, что неведомый мне куратор с Лубянки, прошедший закалку в питерском Большом Доме, потирает руки:

«Ну что, сломали мы этого жидка, заставили настучать на себя и других! Теперь ни в жисть не отмоется!»

Михаил Ходорковский, если судить по открытой информации, вел себя мужественно и, конечно, ни на кого не стучал. Но товарищи освободители делают все для того, чтобы это впечатление было смазано. Поэтому он, оказавшись физически свободным, духовно продолжит находиться в тюрьме. Со связанными руками быть политической фигурой невозможно. А это для птенцов гнезда Дзержинского – самое главное. Даже если Михаилу разрешат заниматься политикой и даже позволят стать лидером оппозиции, он уже будет прирученным соколом, а не вольным орлом.

Я отдаю себе отчет, что Михаил Ходорковский – отнюдь не Юрий Деточкин. Далеко не все его деяния были благородны (вспомним, например, упомянутое в Википедии производство фальшивого коньяка). Но он бросил перчатку власти. Он стал для нее опасен. Он превратился в символ. И вот теперь этот символ унижен и растоптан.

Орла поймали, ощипали и сказали: «Ну, попробуй теперь взлететь!»

СпрОсите меня: так что же, чтобы сохранить лицо, Ходорковский должен отказаться от амнистии?

Нет, конечно, ни в коем случае. Это прекрасно, что он выйдет на свободу.

Но он выйдет уже не победителем.

Система умеет ломать даже несломленных.

Я надеюсь, что Ходорковский не станет пешкой в игре сильных мира сего.

И еще я надеюсь, что он не останется в России. Его наверняка с распростертыми объятиями встретят на исторической родине Бориса Моисеевича. Ему найдется место и в Европе, и в США. Но у меня есть такое ощущение, что Те, Кто Следует, превратят Ходорковского в невыездного. Может быть, благодаря крючкотворству. Может быть, запугав. Потому что он нужен им рядом, и чтобы Всевидящий Вертухай всегда мог заглянуть в глазок его души.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s